Кирилл Петров: в Украине перед игрой говорят: "Можете не ехать, судьи "заряжены!"
2014-08-13


Экс-игрок "Динамо" в эксклюзивном интервью рассказал о чемпионате Польши, неполученном шансе в Киеве, "смерти" "Арсенала" и дне рождения Юрия Максимова.

Когда он играл в детской команде киевского "Динамо", мало у кого возникали сомнения, что этот паренек пробьется в первую команду столичного клуба. В его 16 лет о нем говорили, как о будущей звезде "бело-голубых". Сегодня Кириллу Петрову 24 года. Он ушел из "Динамо", чтобы больше играть, а потом - и из чемпионата Украины, чтобы развиваться. Последние полгода он провел в польской "Короне" из Кельца. В течении часа Петров рассказывал, почему у него не сложилось в "Динамо", кто "заряжает" украинских арбитров и как чуть не прослезился Юрий Максимов.

- Кирилл, как оценишь последние полгода карьеры, проведенные в польской "Короне"?

- Я оказался в ситуации, когда не мог найти команду. Менеджер Александр Панков помог мне, и, получилось, что я фактически запрыгнул в последний вагон, а тренер - в меня поверил. Не могу быть недовольным: мне доверяют место в составе, плюс новые эмоции для меня, новая страна. Все новое всегда познавать интересно. Я пропустил зимние сборы, и когда прибыл в расположение "Короны", занимался в двухразовом режиме. Утром - занятие с тренером по физподготовке, потом - тренировка с командой. Надо было набрать оптимальные кондиции. Так тренировался 10 дней, сыграл два матча за "дубль", а потом меня поставили уже и в основной состав.

- Что из себя представляет твой новый клуб?

- Два года назад команда финишировала на третьем месте в чемпионате, а за два тура до окончания первенства отставание от лидера составляло всего два очка. Раньше у клуба был частный инвестор, а сейчас команду финансирует город. По последней информации, группа немецких бизнесменов готова вкладывать деньги в клуб. И, вроде как, они должны пересмотреть финансовые вопросы, дабы не было большой разницы в зарплатах.

- Твой менеджер - Александр Панков - рассказывал, что перейдя в польский клуб, ты потерял в деньгах. Настолько велико было желание перебраться в Европу?

- А что делать в Украине? Тут в контракте может быть прописано, что твоя зарплата 50 тысяч в месяц, но денег ты не увидишь. И смысл этой суммы в контракте? Клуб распался, и ты не получил зарплату за год. Зачем что-то подписывать, и в итоге не видеть денег? В Европе заключаешь контракт на других условиях, но понимаешь, что тебе все заплатят. Плюс, еще можно заработать, побеждая - в соглашениях прописаны бонусы.

- Игорь Березовский, который играл в "Легии", рассказал, что в сравнении с Украиной, уровень организации чемпионата Польши просто космический. Что ты думаешь по этому поводу?

- В первую очередь, отметил бы отношение к футболистам. Там для игроков клуб и его сотрудники создают максимально комфортные условия. Даже в команде-аутсайдере будут следить за тем, чтобы футболки игроков в раздевалке были аккуратно сложены. В Украине, к примеру, на такую, казалось бы, мелочь, обращают внимание далеко не все клубы. В Польше даже доходит до того, что футболистам моют бутсы. Хотя у нас в команде есть своя традиция. На тренировке все игроки становятся и бьют в перекладину. Кто последний попадет, тот моет бутсы всей команде. Плюс, футболисты не забывают скинуться "на чаевые" персоналу, который занимается организацией. Фрукты, например, в раздевалке команды постоянно. Кстати, говорят, до последнего времени Владимир Езерский пытался, скажем так, "обеспечить" постоянное присутствие фруктов на базе в раздевалке "Говерлы". Это меня удивило, потому что в других украинских командах о таком не слышал и не видел.

Что еще отметил бы в Польше? Отсутствие "судейского фактора". Нет, арбитры тоже могут там ошибаться, как и любой другой человек. Но не так, как у нас, когда отправляешься на выезд и знаешь, что тебя "загонят". Пацаны из команды-соперника звонят и говорят: "Можете не ехать, мы уже дали денег! Вам ж..а!" А какая в Польше атмосфера на стадионах! Даже у самой слабой команды фан-сектор 1000 человек. Каждый матч на трибунах шоу. Почему-то у нас на стадион люди часто приходят, чтобы выпустить негатив, обозвать футболистов. Три человека на трибунах и мат-перемат. В Польше все по-другому. (Петров с азартом показывает фото и видел со стадиона. "Смотри как поют!".) В таких условиях приятно работать. В команде очень ровная атмосфера. Нет такого, что футболист, например, главнее или важнее массажиста. Там все, как одна семья, никого не ставят выше. Да и контакт с болельщиками ближе. В результате, фанаты нас лучше понимают. Мы последний матч дома 1:5 проиграли, подходим к сектору, а они нам песню поют. Мы подпеваем.

- Болельщики пристально следят за футболистами за пределами поля?

- Еще как! Если выиграли, никаких проблем нет. Но надо понимать, что о любом твоем вечернем выходе будет знать президент клуба. Футболист сам должен думать. Понятно, если выиграли, можно пойти расслабиться на дискотеку. А когда проиграли, об этом, ясное дело, и мыслей быть не может.

- Почему для продолжения карьеры ты выбрал именно чемпионат Польши?

- Здесь хорошего уровня турнир, к тому же Польша - отличное место для старта карьеры в Европе. Плюс, в Украине такая ситуация, что в нашем чемпионате пока делать нечего. В Польше мне не на что жаловаться, есть постоянная игровая практика. Я очень хорошо начал отрезок в "Короне", но чемпионат завершил, наверное, не совсем так, как мне хотелось бы. В команде меня используют на позиции опорного полузащитника.

В Польше, как-то победили, проигрывая 0:1 и забив на последних минутах два мяча. Не думал, что после матча такое может твориться, хотя меня Сергей Пилипчук и "подготовил". Было ощущение, вроде мы Лигу чемпионов выиграли. Начали обливаться пивом. Вся команда зашла в небольшую сауну и пела: "Кельце, Кельце!" Один из футболистов зашел в пиджаке в раздевалку, его тоже облили. Там могут победе радоваться два дня. После каждой выигранной игры капитан приходит с рупором и кричит: "Кибице!". Все отвечают - "У". Он опять: "Хулиган!", все - "У". Вся команда. Так принято. В раздевалке рупор всегда на своем месте. В конце сезона я партнеров "затравил". Нам премии расписали, а деньги - небольшие. Я Лехе Шляхотину говорю: "Переведи, что мне больше государство за второго ребенка выплатило, нежели те премии, которые вы нам за полгода начислили". Леха перевел, а пацаны - от смеха попадали. Потихоньку начинаю говорить по-польски. С поляком на рыбалку езжу. Мне пацаны сказали, что если бы лучше говорил, был бы "заводником", то есть - заводилой. Польский не очень сложен для изучения. Понемногу начинаю говорить.

- Что произошло в "Говерле", почему ушел из Ужгорода?

- Вячеслав Грозный предлагал остаться, но, откровенно говоря, я устал от аренд. Уходя из "Динамо", таки "забрал" свой контракт. Мое соглашение с киевским клубом действовало еще год, но мне удалось договориться с Игорем Михайловичем Суркисом, чтобы я ушел свободным агентом. Можно сказать, что сам выкупил свой контракт. Клуб мне был должен определенную сумму, но я отказался от этих денег и получил статус свободного агента. Тогда выбирал между несколькими клубами, но в итоге пошел в "Арсенал", поскольку хотел играть в Киеве. Когда еще выступал в "Говерле", уже договорился с Юрием Бакаловым о переходе в "Арсенал". Устал от аренд, разъездов. Хотелось подписать полноценный контракт с клубом, и пару сезонов отыграть в одной команде. Тем более в своем городе.

- Почему, например, не остался на контракте в "Динамо", а в "Арсенал" не ушел в аренду?

- Из "Арсенала" намного легче уйти, чем из "Динамо". У меня, например, полгода оставалось бы, а Игорь Михайлович вдруг сказал бы: "Не хочу тебя отпускать бесплатно". Так ведь можно остаться без ничего. В контракте с "Арсеналом" было прописано, что если кто-то меня захочет купить, он должен заплатить ту сумму, которую клуб потратил на меня. А это достаточно скромные деньги. Когда переходил, общался с Бакаловым, подписывал соглашение у Головко, а деньги брал Онищенко. (Смеется.)

- Когда "Арсенал" начал трещать по швам футболисты чувствовали себя брошенными, ведь говорили, что все будет по-другому?

 

- Было очень неприятно. Но я правильно сделал, когда взял зарплату наперед.

- Это как?

- Просто взял деньги наперед. С моей зарплаты вычли процент, а основную сумму дали наперед. Потом ежемесячно должен был получать определенную часть. Получилось, что потерял не так много.

- Даже когда Александр Онищенко отказался от финансирования "Арсенала", команда продолжала улыбаться на тренировках…

- Это был смех сквозь слезы. Или истерия. Все понимали, что ничего хорошего не будет. Тренировались, играли для себя. Как и в Кривом Роге, ребята играли и надеялись до последнего. С "Кривбассом" мне вообще откровенно повезло. Со всеми получил зарплату за декабрь и ушел в "Говерлу".

- Как оцениваешь менеджерские качества Виталия Ревы? В последние дни жизни киевского клуба он, а не Ващук, занимался спасением "Арсенала"...

- В футболе Виталий разбирается, знает английский. Мне кажется, из него получился бы хороший спортивный директор.

- Юрий Максимов говорил, что ты - футболист с которым можно хорошо шутить...

- Он - молодой тренер и хорошо понимает игроков. В "Кривбассе" был классный коллектив. Всегда вспоминаю и очень сожалею, что клуба уже нет. Почему коллектив был хорошим? Большинство ребят без семей были в Кривом Роге, все на базе. После тренировок ходили ужинать вместе. Мне кажется, Максимову приятно было с нами работать. Думаю, тренер не забудет, как мы отпраздновали его день рождения. Был закрытый банкет. Во вторник - банкет, а в среду - у него день рождения. Максимов говорит: "Много не гуляем, и на базу". А через дорогу караоке. Мы пошли в магазин, купили торт, свечи. Пришли в караоке, начали петь, поздравляя тренера. Потом подбрасывать его стали до потолка. Мы ведь его действительно очень уважали. Говорят, после этого Юрий Вильевич присел и чуть не прослезился.

- А как тебе легендарная база "Кривбасса", из-за которой разыгрался скандал, в результате чего уехал Кварцяный?

- Нормальная база. Жить можно! Понятно, что Кварцяный хотел футболистов, которых он знал. Вот и пошел ва-банк. Как говорится, или пан, или пропал. Помню, после сборов с "Динамо" приехал к Виталию Владимировичу. Нормальные тренировки, даже хорошие. Мне после "Динамо" уже ничего не было страшно. Ведь там мы с Пинколини нормально так под горку бегали...

У Кварцяного в 6:45 - подъем, зарядка. В 11:00 - утренняя тренировка, потом еще вечернее занятие. У Кварцяного в Кривом Роге были насыщенные тренировки. Без пауз, потому многие уставали. Я же с тренером тоже мог пошутить. Он мне: "Что у тебя за бутсы синие?" У меня тогда Nikе был. А я в ответ: "Владимирович, что вы рассказываете, играли в сапогах раньше! По 20 килограммов! Как вы вообще бегали?" Он улыбается. Кварцяный в Кривом Роге не позволял себе такого, как в Луцке. Он ведь не дома был. И у нас с ним никаких проблем не было.

- Говорят, когда тебе было 16 лет, в академии "Динамо" все были уверены, ты будешь играть в первой команде клуба. Как ты эти разговоры воспринимал?

- В 16-17 лет такие разговоры слышал. Только особо шанса в первой команде не получил. Да, не спорю, тренировался с "основой". Но...

Как-то с Романом Зозулей сидели с помощником Валерия Газзаева в массажной. Спросили у него, почему нас не выпускают хотя бы на пять-десять минут. Ответил, мол, не переживайте, через год будете играть, если будем также продолжать тренироваться. Мы тренировались. Зюзя (Зозуля. - Прим. авт.) ушел в "Днепр". Меня раз выпустили в матче с запорожским "Металлургом" в конце сезона. А на предсезонных сборах мне уже сказали, что я не смогу конкурировать с Вукоевичем. Потом ко мне Ребров подошел и спросил, что это за бред? Ващук тоже говорил, что я лучше Вукоевича. Мне просто не дали шанс. Мы целый сезон вместе с Гармашем просидели на скамейке запасных. Как сейчас помню игру с "Оболонью". Крупно побеждаем, 65-ая минута матча, мы с Гармашем сидим, а на поле выпускают Несмачного. Не давали себя проявить. Потом на сборах была ситуация, когда все играют, а меня даже в контрольных матчах в состав не ставили. После этого сразу позвонил агенту и сказал, что здесь сидеть нет смысла. Лучше поеду играть в "Кривбасс".

При Семине приехал на сборы в "Динамо". Палыч посоветовал еще на полгода отправиться в "Кривбасс". "Поедь в Кривой Рог, ты сейчас лучше Алмейды. Но и ты пойми, у нас есть Хачериди, Михалик. Мы сейчас не можем тебя ставить. Сидеть в запасе нет смысла", - сказал тогда Семин. Я поехал, и очень неплохо провел первые три тура. Мы тогда "Черноморец" дома обыграли, "Ворсклу" - на выезде, "Шахтеру" минимально уступили. В четвертом туре встречались с "Динамо", а я ведь - арендованный. Позвонил Игорю Михайловичу Суркису с вопросом: "Можно ли против "Динамо" сыграть?". Он сказал, что нельзя, и вообще Семин говорил ему, чтобы я через полгода, зимой, вернулся в "Динамо". Якобы на меня рассчитывают, и буду играть. Думаю, ну ладно. Пришла зима, ушел Семин, пришел Блохин. Приезжаю на разговор к президенту "Динамо", и слышу, что я не нужен. Попросил дать шанс. Блохин говорил, что хочет посмотреть арендованных. В итоге, всех вернули, кроме меня. Тогда я поехал в "Говерлу". Не скрываю, может, в чем-то виноват. Но тогда, в начале сезона, думаю, неплохо играл. И газеты меня ставили в сборную тура.

- Есть такое утверждение, что когда начинаешь играть за клубы среднего уровня, то и твой уровень падает. Согласен?

- Понятно, что "Динамо" выше уровнем, чем "Кривбасс" или "Говерла". Но лучше играть в Премьер-лиге, чем тренироваться и выступать за "дубль".

- Как работалось с российскими наставниками в "Динамо"?

- У Газзаева работа "на физику" особая. Все злые были постоянно, выходили на тренировку, как на каторгу. Без удовольствия. Знали, что ждут барьеры, прыжки через все поле. Приходилось терпеть. А о методах Семина ничего не могу сказать. Когда я под его руководством работал, мы даже без "сборников" тренировались. Одна молодежь. Потом я в аренду уехал.

- Сложно было адаптироваться к требованиям, предъявляемым игрокам первой команды?

- Мне Тарас Михалик помог. Как только я пришел, он сказал: "Не бойся стыков". Тарас научил: если ты не ударишь, тебя сломают. Никогда не боялся, работал на максимуме. Ко мне никогда не подходили, за шею не брали и не говорили: "Малый, что ты делаешь?"

- А был в команде человек, который мог, скажем, за шею взять? Например, как Лужный раньше...

- В последнее время такого человека не было. Возможно, в этом и проблема. Ярмоленко - был капитаном, но он не может, например, к Гусеву подойти и в стиле Лужного поговорить. Такого лидера, как раньше нет. Шовковский? Но он не всегда играет.

- Насколько сложно для тебя, человека, который столько лет играл с буквой "Д" на эмблеме, было принять решение уйти из киевского клуба?

- Непросто! Меня удивляют люди, которые пишут обо мне много гадостей в интернете. Как там меня только не называли! Писали, что у меня проблемы с режимом. Какие проблемы с режимом, если я в 18 лет женился? У меня рано родился ребенок. Я постоянно с семьей. Какие гулянки? О чем вы? У нас как: если кто-то что-то увидит, потом додумает.

- Ты женился очень рано…

- С супругой со школы знакомы. В 16 лет уже вместе жили. Судьба у нас такая. Семья - дополнительный стимул. У меня недавно родился второй ребенок. Дочка на роликах гоняет, она у меня чемпионка Киева. Диане 5 лет. Пытаемся с Лилей делать все, чтобы дочурка спортом занималась. Младшего Даниилом назвали. 16 августа ему три месяца исполнится.

- О выигранном юниорском чемпионате уже, наверное, устал говорить?


- Не хочу о нем вспоминать. Если бы закрепился в "Динамо", то мог бы сейчас о том турнире что-то рассказывать. Был перспективный, как все говорят. Но скажу так, я бы Кирилла Петрова со счетов не сбрасывал. У меня сейчас происходит определенная перезагрузка. Хочу, чтобы люди в Украине поняли, я совсем не такой, как говорят некоторые. Как ведь получается: кто-то что-то кому-то сказал, и все - за тобой уже дурная слава. В "Динамо" ставку на меня не делали. А доверие очень важно. Посмотрите, как Дениса Гармаша подтянули, Евгению Макаренко доверяют. Да, прекрасно понимаю, что "Динамо" - не клуб для экспериментов. Но для чего воспитывать, чтобы потом не ставить в состав? Осталась ли у меня футбольная мечта? Хочу быть квалифицированным игроком, помогать своей семье, детей поставить на ноги. Слава меня не интересует. Знаю, что если будешь хорошо относиться к футболу, он повернется к тебе лицом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

MatchDay