Мищенко: Спаллетти, бильярд и Костов, Севидов, Полтава...
2013-11-22


Football.ua представляет откровенное интервью лидера полтавской Ворсклы Олега Мищенко.

 

- Твой уход из Динамо в раннем возрасте — одна из главных ошибок в карьере?

- Главная ошибка. На то время Динамо было №1 в Украине. В 18-летнем возрасте сам из Динамо никто не уходил. Но меня уговорил агент, которого я очень пламенно "люблю", Алибаев его фамилия. Наобещал московский Локомотив. Сказал, что знает генерального директора Локомотива, что меня возьмут даже без просмотра. Я не подписал новый контракт с Динамо, и через две недели Алибаев говорит: "Ну что, поехали в первую лигу. Можем договориться с мариупольским Ильичевцем". Молодец. Действительно, какая разница между Москвой и Мариуполем. Пустяки.

- Ты ушел из Динамо, чтобы больше зарабатывать?

- Если откровенно, то да. Я хотел и хочу помогать своим родителям. Они зарабатывают только 200 долларов на двоих, но сумели дать мне в жизни многое. В Динамо мне тогда предлагали 2 тысячи долларов в месяц, а агент говорил, что я могу зарабатывать в другой команде 10 тысяч. Это было глупо. Не может быть такого, что ты никто, а зарабатываешь такие большие деньги. Все должно идти постепенно. Если игроку дать сразу все блага, он закончит свою карьеру в тот же день. Начнутся развлечения, машины, девочки. Но это понимаешь спустя время. Я, например, только в 23 года. Прошлое меня очень закалило, сейчас я не сделаю таких ошибок.

- Финансы играют большую роль в твоей жизни?

- Я не скажу, что зарабатываю много. Сегодня деньги не играют ключевую роль в моей жизни. В 18 я относился к этому вопросу с большим трепетом. Сейчас для меня главное, заработать имя и доверие. Создать определенную позитивную репутацию. Если это получится, деньги и так придут.

Я родился в Харьковской области. Поселок в 5 тысяч населения. Поэтому я знаю, как живут люди без нормальных финансовых возможностей. Я один из всей харьковской области попал в киевское Динамо. Когда я родился, отец немного спижонил, назвал меня в честь Блохина. Так я стал Олегом Владимировичем. В детстве отец возил меня постоянно на тренировки то в Металлист, то в Сумы, то в Ахтырку. Так что, если бы не отец, сейчас Олег Мищенко мог бы быть, например, алкашом, наркоманом, или трактористом.

- Ты сейчас приезжаешь в поселок?

- Иногда. Естественно, меня там все знают. Многие, к сожалению, завидуют. Но папа всем говорит: "Вам же никто не мешал заниматься со своими детьми? Говорили, что мы ерундой страдаем. А я много лет возил сына на тренировки в разные области и регионы. Почему вы это не делали"?

- Когда смотришь на футболистов топ клуба, понимаешь, что мало зарабатываешь, когда приезжаешь в поселок, понимаешь что зарабатываешь астрономически много?

- Есть такое. Что говорить, если мои родители на двоих зарабатывают 200$. Но переезжать в большой город не хотят, не нравится суета.

- Как ты относишься к славе?

- Это очень страшная вещь. Я не говорю, что широко известен, но многие в Полтаве меня узнают. Если бы я был таким известным как сейчас в 18 лет — сошел бы с ума. Если психика человека слабая, то слава и большие деньги в молодом возрасте ставят крест на карьере восьми футболистов с десяти.

- Большие зарплаты молодых футболистов, это проблема клуба?

- Зависит от человека. Пока ты сам не пройдешь через ошибки, то никогда не поймешь, как правильно себя вести. Сложно учиться на чужих ошибках. Нельзя их прочувствовать.

- Многие считают молодых футболистов пижонами. Есть такое?

- Я люблю красиво одеваться, люблю красивые машины. Этого не отобрать. Но разбрасывался ли я деньгами? Возможно, такой период и был. Но сейчас, когда я почувствовал большую ответственность и перед родителями и перед футболом, когда почувствовал насколько сложно зарабатывать деньги, то начал обдумывать все траты. Покупать дорогую брендовую футболку, или можно одеть и попроще? Не скажу, что сильно себя ущемляю, но уже не иду в клуб или ресторан угощать всех подряд девушек. У меня достаточно отношений было в жизни с негативным оттенком. Это надоело, хочется спокойствия и нормальных отношений.

- Твоя самая глупая трата денег?  

- Я поменял одну машину на другую из-за цвета. Захотел белую машину. Друзья посоветовали, я купил, а она оказалась битая, поломанная, крашенная. Много денег потерял, в том числе и некоторых друзей после этой ситуации.

- Кто самый модный футболист?

- В мире – Бекхэм. В Украине – Ярмоленко, Зозуля. Только Роме волос не хватает. Если бы отрастил, то вообще был бы моделью. Знаете, пижоны, не пижоны, но футболиста по одежде сразу видно. Они яркие, стильные, их сразу же видно.

- Это правда, что ты развелся, не прожив и года в браке?

- Да. Это и есть негативный опыт в жизни. Наш брак длился десять месяцев. Из них нормально жили где-то три. А все остальное – ссоры, расставания, разъезды, обиды. Я получил урок на всю жизнь. Мы женились через три месяца после знакомства и, как оказалось, очень плохо друг друга знали.

- Никто не советовал, чтобы не спешил?

- Я очень упертый по жизни. Если сказал "да", значит так и сделаю. Это моя жизнь. Лучше самому жалеть о том, что сделал, чем винить другого человека. Так что ранняя женитьба – одна из самых больших ошибок в моей жизни.

- Футболисты – популярны среди девушек. Говорят, лучше рано жениться на умной жене и не отвлекаться на различные мимолетные отношения. Пример Романа Зозули показателен.

- Зозулька вообще мне должен о-го-го сколько. С его женой и матерью их будущего ребенка познакомил Рому именно я. В школе Марина вообще не хотела с ним знакомиться. Я подошел к ней и попросил дать Роме шанс. Это был восьмой класс школы. С тех пор они вместе.

- И Зозуля не проставился?

- Пока нет. Я все жду и жду, когда он вспомнит. Вроде бы и зарплата хорошая и возможности есть, а поляну никто так и не накрыл. Шучу, конечно, но в его ситуации жена умная и понимает специфику карьеры футболиста. Иногда хочется прийти домой и просто полежать на диване. Хочется, чтобы жена понимала, помогала отдохнуть. Есть поговорка: "За каждым успешным мужчиной стоит сильная женщина". А когда постоянные ссоры и скандалы, то семейная ситуация мешает карьере. Ты думаешь не о футболе, а о том, что делать с женой. Мириться, сориться, разводиться, молчать? Умная жена понимает, что комфортная атмосфера дома помогает сосредоточиться на футболе. От игры футболиста зависит сколько он будет зарабатывать, как будут его оценивать. Соответственно и семья ни в чем не будет нуждаться. А моя бывшая жена этого не понимала. Она устраивала мне регулярный "вынос мозга". Кроме того, что она мешала мне развивать карьеру, так еще и не хотела, чтобы я помогал своим родителям. Кто она такая чтобы это делать? Никто. Жен может быть миллион. А родители одни.

- Клуб может повлиять на семейные отношения своего игрока?

- Думаю, нет. Мы женились когда я играл в Говерле. Севидов прекрасно знал о моих проблемах в семейной жизни. Я такой человек, что по мимике моей все можно прочитать. Он видел, что я постоянно прихожу на тренировки без настроения, понимал что происходит. Я после тренировки не хотел ехать домой, потому что знал – будет ссора. Когда тебя любят, ценят и, прежде всего, уважают — хрен с ней, с этой любовью – то всегда можно вырулить в конфликтных ситуациях. Но в моем случае ничего не было. Однажды Севидов прямо мне сказал: "Олег, ты должен сделать выбор. Жена или карьера. Ты можешь похоронить в себе футболиста". Я выбрал футбол, и жалею, что не сделал этого намного раньше. Первый раз я собирался подавать на развод на седьмой день после свадьбы. Но вышло так, что год в футболе я потерял.

- Твой пушечный удар с левой ноги прорезался уже в дестве?

- Да. Мне тренер академии Динамо, СанСаныч Лысенко постоянно говорил, чтобы я бил с любых дистанций. Удар был шальной, от природы. Я бил штрафные с центра поля. Забивал из 10 ударов 7. В детском возрасте вратарь просто не мог допрыгнуть до перекладины. А сейчас я стараюсь отрабатывать удары с разных позиций, углов. С места бью только тогда, когда стоит стенка. А так, после тренировки, отрабатываю обводку и моментальный удар. Силы в ударе хватает, нужно отшлифовать точность. Но это только о левой ноге. Правая мне только помогает передвигаться по полю. Я очень редко ею бью или пасую.

- Кто лучше всех бил штрафные в командах, где ты играл?

- В донецком Металлурге Марио Сержио и Коля Морозюк. У них феноменальная правая нога. Они могли перебросить стенку, которая стояла всего в пять метрах, и попасть в нижний угол.

- Почему ты не заиграл в донецком Металлурге?

- Там случилась забавная история. Нам должны были представить нового главного тренера. Никто не знал его имени и как он выглядит, знали только что он иностранец. За день до его приезда мы с Сережей Даниловским играли в бильярд на базе. К нам подходит какой-то мужчина, темненький, в спортивном костюме, и смотрит за партией. Играли на деньги, а поскольку я очень эмоциональный человек, то постоянно ругался, когда не попадал в лузу. А этот темненький мне постоянно с боку подсказывает, говорит, что я не правильно бью. Раз я промолчал, второй, на третий послал в грубой форме.

На следующий день нам представляют нового главного тренера, Николая Костова. Я чуть под землю не провалился. Этот тот самый мужчина, которого я послал вчера. Одним словом, меня сразу отправили в аренду в Алчевск.

- Иногда лучше молчать, чем говорить?

- Язык твой – враг твой. Этот урок я запомнил на всю жизнь. Теперь стараюсь держать при себе эмоции, и контролировать их. Жаль, что не получилось поработать с Костовым. Он очень сильный тренер. Привил Металлургу просто сумасшедшую игру: комбинационную, атакующую, тогда мало кто так зрелищно играл в Украине.

- Как ты оказался на просмотре с итальянской Роме?

- Моя игра понравилась одному итальянскому агенту. Он договорился о просмотре. Агент попросил взять с собой документ, где была бы прописана трансферная стоимость. Но в клубе мне такую бумагу не дали, сказав, что отпустят за минимальную цену. Я поехал в Рим, и пробыл на просмотре три недели.

- Тогда главным тренером был Лучано Спаллетти?

- Да. Я приехал как в сказку. На каждой тренировке по 20-30 журналистов. Тренировки показывают в прямом эфире на клубном канале. На базе 15 полей. Для меня такое казалось нереальным. Тогда была сумасшедшая команда: Бог Тотти, Мексес, Жуан, Де Росси, Писарро, Тадеи, Менез. Мне даже повезло сыграть с ними вместе одну товарищескую игру. Я никогда о таком и не мечтал.

- У тебя была индивидуальная беседа со Спаллетти?

- Я разговаривал с ним два раза. Но это были короткие разговоры, потому что я не знал итальянского языка. Помню, он тогда пошутил, мол, ты очень похож прической на Дренте. Через три недели агент сказал, что со мной планируют подписать контракт. Но когда я прилетел в Киев, мне позвонил агент и сказал, что переход сорвался. Как мне говорили, Металлург изначально хотел за меня 300 тыс. евро, а потом поднял цену до 2,5 миллионов.

- Зачем? Тебя же не подпускали к первой команде?

- Для меня самого это был шок. Меня тогда никто не знал. Я играл только за дубль, и провел всего 3 матча в Премьер-лиге. Не хочу никого осуждать, но считаю, что нельзя забирать в людей такой шанс, потому что он может быть только раз в жизни.

После того звонка агента, я очень сильно расстроился. Через минуту после того как положил трубку, попал в аварию. Врезался в Porshe Cayenne. Как потом оказалось, это была машина депутата. Так что 31 августа был худшим днем в моей жизни.

- Тебя не отпустили в Рому, но отпустили в Говерлу, которая выступала в первой лиге. Странный поворот судьбы.

- Мне надоело играть с детьми в дублях, я хотел играть с мужиками в футбол. Хотел прогрессировать. Поэтому я поехал в Говерлу без раздумий.

- В лице Александра Севидова ты нашел своего тренера?

- Севидов для меня – второй отец. Он возродил меня как футболиста. Потому что в дубле я гаснул, гаснул, гаснул. Он забрал меня в первую лигу, начал верить, ставить, поддерживать. Он – нереальный психолог. Были моменты когда мы не получали зарплату по 3-3,5 месяца. Несколько раз договаривались с ребятами, что не выйдем на игру. Но наш вождь, Александр Владимирович, находил такие слова, так переубеждал, что мы выходили играть. Делали это ради репутации.

- Севидов известен и своим чувством юмора. Ты когда впервые это узнал? 

- В Ужгороде люди намного проще, чем в Донецке, это не секрет. Я приехал. Лето. Коротенькие шортики на талии спущены. Владимирович когда меня впервые увидел, первое что сказал: "Подтяни шорты". Я удивился. Только приехал, а уже прессуют. И вот, перед игрой, Севидов ведет установку и говорит: "Вот это игрочки приехали, такие-сякие, траляля-тополя. Снимает с себя шорты до колен и говорит, даже шорты правильно не умеют носить". Вся команда упала со смеху.

У Александра Владимировича чувство юмора просто сумасшедшее. Когда ситуация напряженная, он всегда умеет ее разрядить шуткой, умеет затравить кого-то очень быстро. Кстати, Севидов хорошо копирует речь армян. Одним словом, очень позитивный человек.

- В Ворскле ты стал игроком основного состава, там много молодежи и молодой тренер. Нашел свою команду?

- По ощущениям, наверное, да. В Полтаве сумасшедший микроклимат внутри команды. Пусть у нас и не все получается. Пускай нам во многом везет. Но чтобы везло, нужно очень много работать. Бог нас благодарит за большой труд. Поэтому Ворскла заслужила свое место в турнирной таблице и может еще подняться.

- Как тебе работается с Василием Сачко?

- Он здесь легенда. Его все очень уважают. Видно, что наш тренер много работает над собой, много разговаривает с ребятами. Видно, что человек горит желанием. Я сам по себе ленивый, и Василий Викторович постоянно говорит: "Чем больше ты будешь двигаться через "не могу", тем быстрее будешь развиваться. Просто преодолей этот рубеж и все должно пойти как по маслу".

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Football.ua