Иван Ордец: "Заиграть в "Шахтере" реально"
2013-11-02


Ивана Ордеца принято считать одним из открытий текущего сезона. Фактурному центрбеку не понадобилось много времени, чтобы влиться во взрослый футбол, пусть и со второй попытки.

 

На данный момент Ордец представляется реальным кандидатом для возвращение в Шахтер (в отличии от остальной плеяды арендованных игроков Ильичевца), а также находится на карандаше у Михаила Фоменко.

 

— Иван, раскройте секрет: в чем фишка защита Ильичевца? Уже второй сезон подряд уровень "пропускаемости" практически такой же, как и у лидеров.

 

— Во-первых, вся команда работает на защиту: нет такого, что кто-то филонит, не возвращается и так далее. Второе — один-два раза в неделю у нас проходят тактические занятия исключительно с защитниками: очень полезно. Плюс у нас в защите собраны в основном опытные ребята. Я разве что из молодых (улыбается).

 

— В прошлом туре вы практически наглухо закрыли Дьемерси Мбокани. За счет чего? Выучили от и до, когда, куда и зачем двигается конголезец?

 

— Да, в принципе, можно говорить, что справился. По Мбокани, конечно, много изучали: знали, что обычно через центр на него передачи идут, он отлично цепляется за мяч. Вообще, мы и до игры понимали, что главное — не дать Динамо возможность проводить резкие контратаки. Так вышло, что все же пропустили одну и получили гол.

 

— Вам вообще удобней играть против "супертяжей" вроде Мбокани или же против маленьких и быстрых форвардов?

 

— С большими не то, чтобы легче, но как-то удобней что-ли. Наверное, все же бегать за низеньким и скоростным форвардом сложнее. Правда, на уровне Динамо, Днепра, Металлиста слабых нападающих нет вообще: все очень сильные, очень разноплановые.

 

— Кто самый неприятный форвард в вашей карьере?

 

— Много таких было. Сергей Самодин очень хороший, Алексей Антонов — тоже. Против Шумахера из Волыни было очень тяжело играть: на него навешивают постоянно, он постоянно борется. Такой же и Будковский, и Кузнецов...
 

— По тому, что видел, могу сказать, что вы игрок узкопрофильный: нигде кроме центра защита не выходите. Так ли это?

 

— Да, фактически всю жизнь играю на этом месте. Разве что по юношам иногда выдвигался вперед — в опорную зону.
 

— Можете представить себя на другой позиции?

 

— Легко. Мне все равно, где играть: на уровне премьер-лиге готов выходить, где угодно. Разные ведь ситуации бывают: вон против Динамо Бутко был травмирован, и Коле Ищенко пришлось закрывать его фланг.

 

— Кстати, во всех интервью Николай Павлов вас всячески хвалит. Он иногда бывает недоволен вашей игрой?

 

— Конечно же, случаются и ошибки, и недочеты. Но, видимо, Николай Петрович просто не хочет выносить их на публику. Да и он ведь психолог еще: знает, на кого надо прикрикнуть, с кем нужно помягче.
 

— До вас лучше доходит, когда тренер кричит или нет?

 

— Нет, лучше, когда спокойно.

 

— Расскажите, почему не удалось заиграть с первой попытки в Ильичевце? Кто виноват?

 

— Сам виноват. Причины всегда нужно искать в себе. Плюс ситуация в команде была не лучшей: Ильичевец шел внизу, надо было выживать. Короче говоря, не до молодежи было. С радостью вернулся в дубль Шахтера: там хоть мог играть каждую неделю.
 

— Читал как-то, что вы сами себя обвинили в неподобающем отношении к делу. Конкретизируйте.

 

— Тогда я думал, что время еще есть. Я молодой совсем еще, все впереди, можно не напрягаться. А вот и нет — напрягаться-то как раз нужно было! Сейчас уже до меня дошло, что расслабляться нельзя.

 

— Кстати, в Ильичевце один из дисциплинарных моментов: едва ли не принудительное проживание в Мариуполе. Вы где обитаете?

 

— В Мариуполе.

 

— Живя в Донецке, заиграть невозможно?

 

— Опытные ребята ездят из Донецка, а все молодые живут в Мариуполе. Да и тут дело в обычном удобстве: мне и самому не охота тратить час на то, чтобы туда-сюда кататься.
 

— Поговаривают, что уже зимой вы вернетесь в Шахтер. Сами-то как считаете — пора?

 

— Не мне решать пора ли. Но я бы хотел попробывать. Очень хотел бы.
 

— Откуда такой энтузиазм? Единицы ведь заигрывают после аренд, а многие потом после года сидения в глухом запасе еще и найти себя нормально не могут: примеров ведь масса.

 

— Так я и не спорю. Возвращение в Шахтер — палка в двух конца. Вернуться можно, а вот заиграть удается, конечно, не каждому. Когда же теряешь практику, то можно все сразу растерять.

 

— Твой товарищ Александр Нойок уверен, что украинской молодежи в главной команде Донбасса делать нечего. Именно поэтому он и перешел в Металлист.

 

— Я так не считаю. Я в Шахтере с девяти лет, у меня сейчас только одно желание — заиграть именно в этом клубе. Я считаю, что те, кто очень хотят — добивается.
 

— Ваши коллеги из Динамо стажируется за границей и вроде неплохо себя чувствуют. Сами хотели бы оказаться в Европе?

 

— Конечно же. Я с Калитвинцевым иногда общаюсь, он мне рассказывал, что у него все хорошо, пусть сначала было и нелегко, языка не знал. Конечно, и мне хотелось бы уехать в другую страну, но для меня это планы на неблизкое будущее. Мечтаю об Англии.
 

— Классическая такая мечта...

 

— Ну да. Понятно, что там уровень совсем иной, но... Вот такие мечты.
 

— Напоследок поговорим о сборных. Правда ли, что вас могут в ближайшее время позвать в первую команду страны?

 

— Не знаю даже... Сергей Иванович Ковалец говорил, что я в расширенном списке. Будем работать дальше, чтобы попасть уже в полноценный список.
 

— А с вами кто-то связывался со сборной? Может, говорили там заняться визой во Францию.

 

— Нет, никто не связывался.
 

— Ясно. А что случилось с молодежкой в игре с хорватами? Затмение или такова реальная разница в классе?

 

— Неправильно играли, неправильно прессинговали, где-то перегорели. Зато потом исправились в игре с латышами.
 

— Все еще впереди?

 

— Конечно. Уже через полторы недели важнейшая игра со швейцарцами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: Football.ua