Панков: "Знаю, что у Милевского было предложение от Вест Хэма, но он не особо любит Англию"
2015-10-27


Football.ua представляет вторую часть интервью с представителем One Football Agency Александром Панковым.

 

— Касательно топовых чемпионатов: были же слухи еще по Милевскому в Ливорно.

— Да, было конкретное предложение. Мы еще тогда с Артемом не работали, но я знаю всю информацию. Он летал на переговоры в Италию, встречался с президентом клуба, пожали руки и договорились обо всем, но была загвоздка в том, что у него контракт был с Динамо Киев до 5 сентября, а в Серии А закрывается трансферное окно с 31 августа на 1 сентября, поэтому он там не оказался чисто по формальным моментам. Пришлось ему в срочном порядке подписывать контракт с турками.

— Можете рассказать о других несостоявшихся трансферах Милевского?


— Я знаю, что было предложение от Вест Хэма в тот же период, что и предложение с Ливорно, но он не особо любит Англию. Его мечта – поиграть в Италии, в Серии А, хотя если бы я был на месте его агента в тот момент, я считаю, что это был бы отличный вариант. Мы бы могли договориться с Игорем Михайловичем Суркисом о том, чтобы он отпустил Артема немножко раньше, но он выбрал Италию, и вот так вот получилось.

Знаю от руководства Порту, что этот клуб интересовался им очень серьезно, делал очень серьезные шаги по его приобретению в 2010-м году, когда Артем стал лучшим бомбардиром. Порту делало официальное предложение, я знаю.

Опять же, сейчас было много вариантов, которые мы рассматривали, и хотелось выбрать самый идеальный. Мы разговаривали и с Италией очень много, но что бы кто-то конкретно что-то сказал, предложил – такого не было.

Было очень хорошее предложение от чемпиона Венгрии Видеотона, до этого вели переговоры с АПОЭЛом, но это было в начале лета – тогда Хайдук хотел за него деньги, поэтому не свершилось. Если бы он был в статусе свободного агента, думаю, однозначно подписали бы контракт с АПОЭЛом. Он бы играл в квалификации Лиги Чемпионов и сейчас играл в Лиге Европы.

Плюс, было очень интересное, конкретное предложение из ЮАР. В принципе, и с финансовой точки зрения, и с маркетинговой, было бы интересно поехать туда, потому что новая страна, новый рынок, стабильно с финансами и команда, это Бидвест, ставит максимальные задачи стать чемпионом. У нас уже были готовы все документы для того, чтобы получать визу и лететь подписывать контракт, но мы не могли нарушить свое слово, потому что Горан Саблич попросил нас, чтобы мы помогли ему.

Горан очень сильно помог Артему адаптироваться, когда он приехал в Хайдук. Артем близко общается с семьей Саблича, и поэтому, когда Горан попросил, чтобы он помог ему на старте тренерской карьеры, мы никак не могли ему отказать. Я считаю, что мы правильно сделали, потому что команда очень интересная. Я думаю, что команда однозначно будет бороться за 2-3 место с Риекой и Хайдуком.

— Что значит "Артем не любит Англию"?

— У него всегда, с самого детства, было желание играть в Италии, в Серии А. Не любит Англию, потому что любит, когда теплая погода. Все-таки для него комфортная страна – немаловажный фактор. Он футболист очень зависимый от хорошего расположения духа и настроения. Если у него все в порядке в этом плане, он очень хорошо играет. Когда погода немножко плохая – снег, дождь – ему тяжело. Конечно, он настраивается, само собой, но все равно больше расположен к солнечным странам. Плюс, на тот момент у него уже была договоренность с Ливорно, и он действительно хотел оказаться в Серии А и попробовать себя именно в этом чемпионате.

— Когда Вы рассказывали о предложении из чемпионата Кипра, говорили, что Артем еще хочет поиграть в сильном чемпионате. Ему уже 30. Это реально?

— Для меня самого это очень интересно, потому что я знаю, какие у него кондиции, он сейчас очень усердно работает, очень хорошо тренируется. В Хайдуке он очень неплохо выглядел после того, как человек пропустил 8 месяцев. Артем сыграл 27 игр, забил 3 гола, отдал 8 голевых передач. Не скажу, что чемпионат Хорватии слабый, там клубы очень хорошего уровня.

Да, было еще предложение от Пасуш де Феррейра – неплохая команда, но мы сразу его отклонили, потому что была реально проблема с финансовой точки зрения, потому что очень маленькие условия. Бывают маленькие условия, а бывают очень маленькие. Пасуш работает в таком формате, что больше делают ставку на молодых футболистов с целью дальнейшей продажи, но конечно же в каждой команде должно быть 2-3 опытных футболиста, которые молодежь подтягивали бы. Им было интересно его пригласить, чтобы он подавал пример молодым футболистам, но эти условия были действительно очень маленькие. Даже могу назвать: 70 тысяч евро в год. Это очень мало для футболиста, которому 30 лет, которому надо кормить свою семью – у него есть родители, сестра. В любом случае, должна быть какая-то определенная заработная плата, чтобы человек мог существовать. Если на такую зарплату поедет футболист в 22-23 года, да, это хорошая зарплата, и для старта это отлично. Но когда футболист находится в возрасте, когда ему нужно думать, что делать дальше…

— Я слышал информацию, согласно которой в Сплите Артем зарабатывает 4 тысячи евро в месяц. Я так понимаю, что это неправда?

— Нет, неправда. У него такие же условия, как были в Хайдуке.

— Кстати, он Хайдуку простил 100 тысяч евро. Не платили всей команде или только Артему?

— У нас был еще год контракта. На сегодняшний день, у Хайдука задержки 3 месяца. Разрыв контракта – это больше наша инициатива, чем Хайдука. Да, тренер не видел его в основном составе, поэтому в 30 лет играть за Хайдук-2 и тренироваться с первой командой, и ждать какого-то шанса не было смысла. Артем не в том статусе. Это не тот футболист, который делал бы это. Поэтому инициатива была наша. Финансовый вопрос не стоял в плане компенсации за разрыв контракта. Самое главное было получить, что он заработал, плюс какую-то компенсацию, небольшую, все остальное мы готовы были прощать, потому что мы хотели уйти и играть.

Когда я встречался с руководством: с президентом, со спортивным директором, мы сказали: "Знаете, нас не устраивает такая позиция в клубе и мы бы хотели найти точки соприкосновения для того, чтобы разорвать контракт". Да, он простил большую сумму, и его за это очень сильно уважают, потому что у Хайдука сейчас есть большие финансовые проблемы. За это его уважает торсида, то есть фан-движение в Сплите. Хотя если бы он остался, он бы получил свои деньги до окончания контракта и ничего бы никому не прощал, но мы приняли такое решение для того, чтобы играть, чтобы выйти более качественный уровень.

— Милевский говорил, что в "какую-то Говерлу не пойдет". Сплит сильнее?

— Сплит в прошлом году выбил Черноморец с Лиги Европы. Черноморец, который до этого занял 5-е место в чемпионате.

— Это уже был не тот Черноморец.

— Как не тот? Может быть, за исключением двоих-троих футболистов. Это была очень хорошая команда.

— Были финансовые проблемы.

— А в Черноморце всегда были финансовые проблемы. Посмотрите, кто был в команде – были все футболисты, кроме Антонова. Сплит обыграл Черноморец дома, и мы присутствовали на этой игре: я, Артем, Горан Саблич и Ивица Крижанац – бывший футболист и на тот момент спортивный директор Сплита. Мы посмотрели ту игру, и Сплит однозначно переиграл Черноморец. Да, в Одессе было тяжелее, но они прошли дальше, вышли на Торино и, если не ошибаюсь, в Сплите сыграли вничью, а там проиграли 1:0.

Но за год они продали двух основных футболистов: нападающего Чикалеши в Турцию за полтора миллиона евро и основного центрального атакующего полузащитника Рога в Динамо Загреб за 5 миллионов евро. То есть это команда, которая каждый год продает футболистов, и живет с этого. Сейчас уже есть несколько ребят, за которыми следят очень серьезные клубы.

Кстати, Женя Будник был на просмотре в этой команде и очень хорошо проявил себя этим летом, но, к сожалению, получилась ситуация, при которой нам предложили сразу подписать контракт с другой командой (Сталь Д, прим. автора), и мы не стали ждать, потому что на просмотре надо было находиться еще какое-то время, поэтому Женя уехал и подписал контракт с другой командой.

— Что Вы имели в виду, когда сказали, что в Черноморце всегда были финансовые проблемы?

— Это тянулось с давних времен, еще до прихода Григорчука. Мы очень близко дружим с Сашей Косыриным, и даже в его время были задержки, были определенные проблемы – давали зарплаты квартирами. Да, был один стабильный период при Романе Иосифовиче, потому что и команда показывала достойный результат – в Лиге Европы выходили из группы, поэтому, понятное дело, получали деньги от УЕФА и спонсоров, но в Одессе все зависит от результата. Результат есть – деньги находятся, если его нет – становится сложнее. В этот период уже понятно, что все сложно.

Я очень люблю Одессу, очень люблю Черноморец. Считаю, что это команда с большой историей и с прекрасными болельщиками, и она должна жить. Очень обидно будет, если такая команда как Черноморец исчезнет, как было с Севастополем и с Таврией. Я надеюсь, что найдутся люди, которые будут помогать президенту клуба финансированием, чтобы команда играла не только молодыми ребятами, но и могла пригласить зимой более опытных футболистов, которые помогут остаться команде в Премьер-лиге.

А так, в принципе, за последние 6-7 лет были периоды, когда были задержки, но Черноморец всегда выходил из таких ситуаций с достоинством, находя компромисс с футболистами. Я знаю, что с некоторыми футболистами судились, но все-таки находили решения.

— Отойдем от Черноморца и вернемся к Милевскому. Многие считают, что Ваше с ним с ним сотрудничество носит более имиджевый характер... Вас в основном и знают как агента Артема.

— Я бы не сказал, что меня знают как агента Артема. Может быть, более узнаваемым стал благодаря работе с ним, но не скажу, что имиджевый. Почему имиджевый? У нас идет нормальный диалог, я вижу в нем перспективу даже в 30 лет. Я верю, что мы еще сможем подписать хороший контракт, потому что он сейчас подписал контракт со Сплитом на полтора года. У нас стоит сумма отступных в контракте, и мы в любой момент можем уйти, если поступит предложение в таком размере. И я верю в Артема, я знаю, что под руководством Саблича он будет выглядеть очень здорово.

Если бы наши тренеры сборной следили больше за другими чемпионатами, я думаю, уже прошлой зимой можно было Артема вызывать в сборную, потому что он набрал сумасшедшую форму и был признан лучшим игроком последнего месяца в Хорватии. Я уверен, что он будет выглядеть еще лучше, поэтому тренерам обязательно надо смотреть на другие чемпионаты.

— Писали, что в Хайдуке сумма отступных 2 миллиона евро.

— Хайдук хотел 2 миллиона евро. То есть это была их позиция, они верили, что могут продать его за эти деньги. Но сумма отступных у него была меньше – миллион евро.

— В Сплите меньше?


— Меньше, потому что Хайдук – более именитый и брендовый клуб, поэтому, понятное дело, его очень много смотрят. Возможностей уйти из Хайдука в хороший клуб больше, чем из Сплита.

— Что значит "хотел 2 миллиона", если там миллион отступных? Они ведь не могут препятствовать переходу, если кто-то предложит миллион.

— Хайдук нам помог, потому что они дали Артему шанс вернуться на хороший уровень, плюс, это происходило в очень хорошей команде с хорошими болельщиками и маркетингом, потому что клуб продает игроков чуть ли каждый год. Поэтому мы хотели помочь Хайдуку заработать как можно больше денег для того, чтобы стабилизировать ситуацию в клубе. Там действительно есть проблемы, и об этом говорят уже не год и не два. Да, они продают футболистов, но все равно этого не хватает, чтобы содержать такую команду как Хайдук. Мы основывались на том, что они могут называть сумму в 2 миллиона евро, но при этом, если будет конкретное предложение, но не в размерах двух миллионов, мы будем основываться на пункте в контракте. То есть задача была действительно помочь Хайдуку, протянувшему руку помощи футболисту, заработать больше денег.

— Вы рассказывали, что ездили на переговоры в Китай. Чем они отличаются от переговоров в Европе?

— Ничем не отличаются. Меня пригласил мой партнер, я полетел, встретился со спортивным директором одного из клубов высшей лиги. Они проявляли интерес, но их пугала ситуация с травмой, которую получил Артем в конце прошлого сезона. Плюс, у них в тот момент была непонятная ситуация с тренером – останется ли он. Я убедил их, что никакие проблемы с травмой не помешают ему дальше хорошо выступать, но поменялся тренер. Артем был предложен новому тренеру спортивным директором, но они отказались.

— Зарплату предлагали просто космическую, наверно?

— Не скажу, что космическая, но зарплата была очень хорошая. Сейчас Китай быстро развивается в футбольном плане, и я думаю, что в ближайшие 5 лет это будет лига, в которую заходят поехать многие футболисты.

— Больше миллиона евро в год?

— Около миллиона.

— Вы еще говорили, что был интерес из Индии.


— Был интерес от Атлетико Калькутта. Там чемпионат длится всего лишь 3 месяца: октябрь, ноябрь и декабрь. Мы его могли бы рассматривать только в случае аренды. В принципе, эта идея была поддержана руководителями Хайдука, но все застопорилось на том, что Артему не дали шанса. Если бы ему дали шанс играть в Хайдуке в начале сезона, мы могли бы договариваться о платной аренде, и через три месяца он бы вернулся обратно и дорабатывал бы свой контракт.

— Сколько предлагали в ЮАР и какой срок контракта?

— Срок контракта – 2 года. Условия не могу сказать, но они больше, чем в Сплите…

— Больше, чем в Китае?

— Нет. Но приблизительно в 4 раза больше, чем в Сплите.

— Уход Милевского из Хайдука — стал новым толчком для слухов. К примеру, говорили, что у Артема конфликт с тренером в Хайдуке. Что было на самом деле?

— Пришел тренер, который никогда не работал главным тренером и всегда работал с молодежью. Он долгое время был в Вердере и всегда работал в U19, U20, U21. Опять же, у Артема была самая большая зарплата в Хайдуке, и, понятное дело, что у тренера тоже были какие-то свои амбиции. Он делал акцент на том, чтобы сделать команд только из молодых ребят, и, в принципе, у него это получилось – сейчас самому возрастному футболисту в Хайдуке 26 или 27 лет.

Да, у Артема была травма, он не прошел сборы с ними, но после того, как команда вернулась в Сплит, с 5 июля по 1 сентября он тренировался с командой. Плюс, дополнительно тренировался. Не было никаких проблем в плане пропуска тренировок или еще чего-то, но тренер почему-то посчитал, что Артем для него не помощник. Конфликта никакого не было – просто тренер изначально своими действиями…

Во-первых, он лишил Артема 10-го номера по предлогом того, что в какой бы команде не работал мистер Бурич, там не было этого номера. Это изначально был какой-то знак, что он не рассчитывает на него, потому что все прекрасно знали, что для Артема это очень важно. Конечно, его это очень расстроило, но он продолжал работать, он тренировался, но его категорически не видели в составе.

Я считаю, что Артем поступил очень здорово – он попрощался со всей командой, он пожал каждому руку, встретился с главным тренером и пожал ему руку, пожелал удачи. Это футбол – такое бывает. Такие вещи происходят каждый день со многими футболистами.

Самое приятное для нас было, когда мы расторгли контракт, еще 15-20 минут посидели и поговорили с президентом клуба – он, можно сказать, со слезами на глазах сказал: "Артем, ты знаешь, я к тебе очень хорошо всегда относился, я тебя ценю, и в любой момент, когда закончишь с карьерой или не закончишь, захочешь прийти к нам, мы тебя всегда сможем взять обратно, мы тебе дадим должность в клубе". То есть этот разговор был, и тут уже от Артема зависит, захочет он или нет. Если захочет, то я думаю, что его с распростертыми объятиями возьмут, потому что его действительно все в Сплите любят: и болельщики, и все в клубе, начиная от персонала и заканчивая руководителями. Каждый день он даже на связи с некоторыми людьми из клуба, общается с ними.

— Также писали, что у Артема опять начались проблемы с режимом.

— Я могу сразу сказать, что это неправда. Разговоры и только разговоры. У нас с Артемом есть договоренность о том, что мы должны усердно работать, чтобы выйти на тот уровень он был, играя в киевском Динамо. Эту договоренность он не нарушил ни разу. За весь период в Хайдуке не было никаких конфликтов, не был замечен в каких-то клубах. Был один раз после игры сборной Хорватии – его пригласили ребята. Да, они были, но все было корректно. Его пригласил Перишич, который сейчас играет в Интере. Они были в хорошей компании: был и Чорлука, и Модрич, и Олич, и Праньич, и Перишич. Они хорошо пообщались. Это был единственный раз, когда он был в клубе. Он, даже не стесняясь, выставил фотографию в Инстаграме, чтобы все это видели. Все было корректно, и никаких претензий у клуба не было.

В Сплите всего лишь один клуб – "Tropic". Там его никогда не видели, это просто разговоры. Чья это работа? Может быть, тренера. Может быть, это какие-то провокации. Я знаю Артема, знаю, что то слово, которое он дает, всегда выполняет. Опять же говорю, что никто ему не запрещает выйти вечером, выпить бокал вина за хорошей едой – в Европе это нормально. Но мы говорим, что должна быть определенная норма. Поэтому мы сами не понимали, откуда все эти разговоры и кто их разносит, но чего-то конкретного, даже от руководства клуба, когда мы беседовали о расторжении, никаких претензий не было. То, что говорили какие-то фанаты, антифанаты или просто недовольные люди – это все осталось разговорами.

— Вы упомянули о договоренности между Вами и Артемом. Что она в себя включает?

— То, что он должен придерживаться моей философии: это труд, работа, тренировочный процесс, футболист должен быть примером для подражания для молодых футболистов, для молодых мальчиков, которые только начинают играть в футбол. Да, у него были в Киеве какие-то ситуации, что его видели, но у меня ни один футболист, с которым я работал и работаю, никогда не был замечен в каких-то скандалах. Когда я начинаю сотрудничать с футболистом, у меня есть определенные договоренности. Они не вписываются в контракт, это на уровне рукопожатия. Футболист, который работает со мной, должен выполнять все моральные и этические нормы.

— Что будет считаться нарушением со стороны Артема?

— Если он будет замечен в каком-то месте… Опять же, никто не запрещает – ни я, ни клуб – выйти на ужин, допустим, с командой; никто не запрещает выйти с девушкой на свидание, посидеть вечером. Мы говорим про те вещи, которые мы все прекрасно знаем, когда у него был период. Сейчас в ответ на любое обвинение я могу сказать, что этого нет и не может быть.

— А что скажете на счет нынешняя команда Милевского. Сплит – все-таки временный вариант для вас?

— Нет. Почему временный? У нас нормальные договоренности со Сплитом о том, что он максимально помогает команде выйти на более качественный уровень. Конечно же, если поступит достойное предложение, то мы его рассмотрим. Но сейчас он сосредоточен только на Сплите.

— Что в Вашем понимании "достойное предложение" для Милевского?

— Это команда, в которой он себя почувствует так, как в киевском Динамо. Сейчас для него не стоит задача сумасшедшего контракта. Если бы мы хотели заработать большие деньги, мы бы полетели в ЮАР. Мы прекрасно понимаем, что 30 лет – это не тот возраст, особенно для Европы, когда можно думать о каких-то заработках. Хочется еще чуть-чуть поиграть в команде, которая ставит максимальные задачи. Я не говорю, что это должна быть топ-тройка, топ-четверка, но это хороший чемпионат, с хорошими задачами, с хорошими партнерами – вот это наше желание. У нас есть еще большие надежды. Я уверен, что все это будет, но сейчас самое основное – это играть.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Football.ua